Войти
Выйти

У последней черты. 2.

Редакция сайта
3 минуты
275
8.5 к
13 апр 2016 г.

Предыдущая публикация по теме здесь.


Кабинеты или даже клиники социально-психологической помощи открыты по всей стране. Цель этих учреждений — оказание пациентам неотложной психотерапевтической помощи или, как говорят, «кризисная помощь». При этом обращение в службу может быть анонимным.


Да собственно этим всегда традиционно занималось психиатрия, что тут необычного! — скажет внимательный читатель. Верно. За исключением небольшой детали: обычно тех, кто совершал попытки самоубийства, еще 20-25 лет назад ставили на учет в психиатрический диспансер как людей, страдающих психическими расстройствами. При этом делалось соответствующая отметка в военном билете, вступали в силу определенные ограничения на профессию, поступление в вуз, и приходилось только мечтать о поездке за рубеж.


Многие учёные не согласны с таким положением вещей. Основываясь на своем профессиональном опыте, с цифрами в руках, они доказавают, что из всех суицидентов лишь одна треть — люди с расстроенной психикой, и даже в этой трети немало тех, кто пребывает в пограничном состоянии. Поэтому первой задачей является вывести суицидентов за рамки специализированных психиатрических учреждений и больниц, чтобы не усугублять их и без того тяжёлые состояния.


Прибегают к социально-психологической помощи не только суициденты, но и «обычные» подростки и их родители. Одни ждут помощи, другие — совета, третьи хотят, чтобы их просто выслушали. Были случаи из ряда вон выходящие: люди открывали друг друга прямо в кабинете. Одна мама «открыла» для себя свою пятнадцатилетнюю дочь. Она не уставала повторять: «Я не знала, что она такая! Я не знала, что она умеет так говорить!»


Сюда приносят слезы и обиды. Иногда стучат кулаком: «Верните мне моего сына! Он должен понять, вы должны ему внушить, что она ему не пара». Это о юных Ромео и Джульетте; Джульетта «не вышла папой».


Не пересказать личные обиды и семейные драмы, приносимые в кабинеты социально-психологической помощи...


Анна Васильевна, робкая нерешительная женщина, воспитывала Женю одна. Жизнь ее по молодости не сложилась. Потом опять выходила замуж и снова неудачно.


После третьего класса определила Женю в интернат — работа у Анны Васильевны сменная, за парнем присматривать было некому. Пока Женя был в интернате, Анна Васильевна познакомилась с мужчиной. Сначала захаживал иногда, потом насовсем остался.


Когда Женя в восьмом классе вернулся из интерната, он встретил дома чужого дядю. И... выставил его за дверь в тот же вечер, а матери бросил резко: «Ты меня в интернат сдала, чтобы здесь, с этим...»


И понеслось: проблемы с законом, тяжелое отравление дыхательных путей — вдыхал с приятелями что-то в целлофановых пакетах. Потом трагически погиб один из приятелей, и Женя затосковал, будто ему кто протягивал руку «оттуда». Тогда и появились мысли о смерти, о самоубийстве.


—        Женя, а ты в армию собираешься?


—        Нет! Я там умру!


—        А если тебя в армию не возьмут (у Жени сильная близорукость)?


—        Тогда я умру здесь...


История с Женей закончилась на мажорной ноте — он женился. Правда, не официально пока — молодым едва исполнилось семнадцать. И не совсем на той, которая бы понравилась Жениной маме, но пока живут. И как будто неплохо.


Продолжение следует…


Основано на материале из журнала «Семья и школа»

0 Комментариев
Войти
/3'000
Отправить
Комментариев еще нет. Но вы можете быть первым!
Вам также могут понравиться: