Войти
Выйти

Как отучить его?

Редакция сайта
3 минуты
145
8.4 к
23 июл 2014 г.

Мальчишка был обвешан трофеями с ног до головы. У пояса болталась ворона. На палке через плечо были переброшены сойка и еще какие-то две пичуги, не то трясогузки, не то... Я не мог определить — такой растерзанный был у них вид. Даже ворону не сразу признаешь: должно быть, в нее вкатили целый заряд дроби.


Мы встретились в лесу, в том пригородном лесу, которые  называются лесопарками и где всякая стрельба категорически воспрещена.


Лет парню было, наверное, тринадцать-четырнадцать, но держался он совсем по- взрослому, подчеркнуто независимо. Подчёркивала эту взрослость вот такая мужская футболка из интернет магазина, которая была бесспорно «крута». Парень не очень смутился, когда я окликнул его; более того, мне показалось, в глазах мальчишки мелькнуло вызывающее: «Хочу и стреляю. А твое какое дело?» Но ружье он все же опустил. Новехонькое ружье.


— Ты что...—Я не мог подобрать нужных слов, гнев сотрясал меня.—Ты что... другого занятия для себя не мог найти?


Показалось, что парень глухой: слова падали в пустоту. А он и был глух—нравственно.


Он держался враждебно-настороженно, вызывающий огонек горел в его насмешливых (да, он явно издевался надо мной, старшим, который годился ему в дедушки!) мальчишеских глазах. Ему было совершенно безразлично, что о нем думают другие, для него казались бессмысленностью слова о жалости к живому — птицам, лесу.


По-моему, все живое для него было только мишенью, на которой можно потренироваться, и ничего более


Ружье-то, наверное, отцовское; по возрасту мальчишка явно еще не обладал правом считаться его владельцем. Наставлял ли сына отец, как пользоваться оружием? И что думает об этой забаве мама? Не случилось бы беды! (Куда повернется ствол в неразумных руках, на кого будет наведен?)


А что будет, когда этот мальчик вырастет? Попробуй останови такого!


О таких юных палачах всего живого, с малолетства занятых разрушением природы, мне рассказывал мой знакомый—старший охотовед из Ирбита Г. А. Жоховский.


Георгий Алексеевич перебирает листы протоколов, быстро выхватывая то одну, то другую бумагу, подкрепляя ими свой рассказ о несовершеннолетних браконьерах—пожалуй, самом страшном типе браконьера: парнишка не научился еще ничему общественно полезному, но убивать уже умеет.


Постоянно бывая в школах, разговаривая с ребятами, захаживая в их семьи, Георгий Алексеевич вывел четкую закономерность: стреляющих мальчиков воспитывает пример взрослых. Папы, старшие родственники, всякие «добрые» дяди, любители наставлять молодежь, с широким радушием когда-нибудь да предлагали мальчишке: «Хочешь пострелять, парень?» А почему бы парню не пострелять...


 Продолжение следует…



 Основано на материале из журнала «Работница»
Автор: Борис РЯБИНИН
0 Комментариев
Войти
/3'000
Отправить
Комментариев еще нет. Но вы можете быть первым!
Вам также могут понравиться: