дочь ревнует мать
19.10.2014

«Во мне всё взбунтовалось…». Часть 2.

Предыдущая публикация по теме здесь.

«Мне тяжело» — представляю, как, и очень сочувствую тебе. Но отчего тебе тяжело? Ты осталась одна в теплый вечер, а мама ушла с ним…

Удивительно точно заметил однажды французский писатель Андре Моруа, а он тончайший психолог, что отношения между родителями и детьми также трудны и столь же драматичны, как отношения между любящими.

А может стоит чем-то отвлечься, начать читать мировую литературу, записаться на курсы немецкого языка (кстати, очень полезное занятие), научится вязать, наконец. Или записаться на курсы ораторского искусства, в будущем обязательно пригодится, ведь преодолевать страх публичного выступления — настоящее искусство. Делай хоть что-нибудь, чтобы голова не зацикливалась на одних проблемах.

Вот я прочла первую строчку твоего письма, горькую, как детский всхлип, — «украли маму!» — и вспомнила одного трехлетнего мальчика. Хороший мальчик, добрый, всегда готов раздать приятелям игрушки, никогда не тиранил родителей капризами, пока не родился у него брат. Мать купает малыша, а он рядом, топает ногами, истерично кричит: «Вынь его! Не купай! Не вытирай! Брось его!» А когда ему казалось, что никто из взрослых его не видит, он склонялся над соперником, выглядывающим из-под чепчика и пеленок, и говорил то с угрозой, то с мольбой: «Мама моя! Моя мама!» Мальчика захлестнул жуткий инстинкт ревности, и это была настоящая драма.

Не творится ли что-то похожее с тобой? Мама теперь думает, заботится не только о тебе…

Нашли с кем сравнивать, скажешь ты. Не спеши обижаться. Я вовсе не намекаю на засидевшееся в тебе детство. Догадываюсь, ты сама уже можешь рассуждать о любви и ревности: любовь—это хорошо, ревность — плохо, ревность — это эгоизм. К эгоистам ты себя не причислишь, и я не буду этого делать. Но ревность подсознательна, приходит не по вызову. Ревнуют не одни лишь скверные себялюбцы. Такое может случиться с человеком умным, добрым, тонким. Только он способен опомниться — что за наваждение! — остановить себя: разве тот, кого я люблю, моя собственность? Разве я имею право — да и могу ли — диктовать ему чувства? Понимаешь, благородство возьмет верх. А эгоист не задаст себе подобных вопросов. Он будет усердно разводить ад в душе: «Как посмели кого-то заметить, кроме меня? Как посмели кого-то еще полюбить, когда есть я? Меня обидели! Меня предали!» Благородство ему неведомо.

 Продолжение следует…

 Основано на материале из журнала «Работница»
Автор: Т. АЛЕКСАНДРОВА.

Ваш комментарий

Размещенные на сайте материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет, согласно Федерального закона №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".