эхо войны
21.09.2014

Маша идёт в поход

—        Пожалуйста, отпустите Машу с нами, мы идем в велосипедный поход! — просили нас ребята.

А мы купили внучке велосипед только с тем условием, что она будет кататься в пределах квартала…

—        Мы же все организованно едем,— доказывал мальчик в больших очках,— к памятникам «Зеленого пояса Славы», где в войну проходил передний край обороны Ленинграда. Будет несправедливо, если Маша останется дома!

И мы отпустили, тем более, где купить детскую летнюю обувь, мы знали, мало того, мы купили её и были спокойны за ноги ребёнка и самочувствие в целом. Качественная такая обувка, добротная, носить можно с чем угодно практически.

За первым походом последовали другие, и вот однажды, после очередной поездки, у нас в прихожей появились два туго набитых рюкзака. Песок — определил я на ощупь. Зачем им?

 А ответ получил вечером.

Ребята уселись за стол, высыпали на расстеленные газеты содержимое рюкзаков. Они тщательно перебирали сухую замусоренную землю, давили комки, что-то откладывали в сторону. Пирамидка гильз, расплющенных пуль, осколков с рваными, острыми краями росла на глазах… Потом находку взвесили.

—        Десять килограммов сто девятнадцать граммов… Десять килограммов на один квадратный метр!

—        Так это земля с Невской Дубровки! — догадался я.— Земля с «Невского пятачка»!

Наверное, голос мой дрогнул, и Маша положила свою руку на мою:

—        Ты разве воевал там, дедушка? Ты же никогда не рассказывал!

—        Не рассказывал,— согласился я.— Но отношение к «Невскому пятачку» имею.

—        Расскажите, пожалуйста! — попросил мальчик в очках.— Это нам очень важно!

А может, и впрямь рассказать? И рассказал, как смог, один военный эпизод, когда нам пришлось доставлять выделенные Балтфлотом лодки к истокам Невы.

Ребята слушали затаив дыхание. В комнате не было ни покашливания, ни скрипа. В глазах мальчишек и девчонок, собравшихся вокруг стола, горело возбуждение. И я понимал ребят: для них впервые ожили события тех давних дней, когда ни их, ни даже их родителей не было на свете. Об этом они, возможно, читали в книгах и учебниках, но ведь рассказ очевидца совсем другое дело. Мы смотрели на кучку искореженного металла на столе — когда-то горячую, острую, режущую и колющую сталь, от которой нельзя было ни спрятаться, ни укрыться…

А еще некоторое время спустя Маша попросила:

— Дедушка, пойдем со мной в школу. Ребята очень просили тебя привести.

В классе, куда привела меня внучка, у стены стоял стол. На нем — сколоченный из досок квадрат с той самой, перемешанной с осколками, землей. «В каждом метре земли на «Невском пятачке»,— сообщала карточка,— десять килограммов металла…» На столе лежал автомат с разбитым ложем и погнутым стволом, медные гильзы, обоймы, две каски — наша и немецкая, осколки гранат и снарядов. А на стене висел стенд: фотографии людей в военной форме, в гражданском, рядом — значки, грамоты, почетные дипломы… Это все — о бабушках и дедушках, о родителях школьников, заслуживших награды на боевом и трудовом пути.

— Хотят ребята знать свои корни,— объясняла мне учительница.— А все вот он начал,— она ласково притянула к себе мальчика в больших очках…

Я задумался. Действительно, молодцы ребята! Не хотят быть иванами, родства не помнящими. А кто же расскажет им о прошлом, если не мы?

 И. ПОДГОРНЫЙ, ветеран войны и труда
ПОЧТА «СЕМЬИ И ШКОЛЫ»

Ваш комментарий

Размещенные на сайте материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет, согласно Федерального закона №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".