отец и сын
02.09.2014

Отцовское слово. 2.

Предыдущая публикация по теме здесь.

Меня Андрей Иванович интересует цельностью своих педагогических принципов. Жизнью своей доказал, что в воспитании детей он такой же отличный мастер, как в своем шахтерском деле.

Дети Андрея Ивановича уже, как говорится, зрелый урожай: один получил высшее образование, трое — среднее. У всех хорошие специальности, прочные семьи, по-отцовски воспитывают детей — в требовательности, честности, справедливости.

Хорошо, когда сначала дети, а потом – взрослые люди знают, чего хотят от жизни. И семьи у них в порядке, и дома – крепость, особенно если стоят такие двери Власт, которые способны уберечь любой дом и имущество находящееся в этом доме.

Когда же я на другой день после ночного визита, о котором было рассказано в предыдущем материале, поведал Андрею Ивановичу о загулявшем Викторе, старый шахтер нахмурил седые брови и сказал: «Опять осечка у соседа. А ведь он педагогический вуз окончил, хоть и работает по другой специальности».

—  Как вы думаете, Андрей Иванович, где он своего парня проглядел?

—  Я в точности не знаю, конечно. Но, думаю, и у него и у других портит дело неверно понятое выражение: «Дети — цветы жизни!» Бывало, только и слышно у соседа: «Витечка, цветочек ты наш! Радость ты наша!» Как-то сказал им, когда этой «радости» было еще два года, что они зря позволяют мальчишке колотить их по лицу, биться в истерике, пока не выполнят требуемого, а они мне в ответ: «Дети, папаша, цветы жизни!» Вот и дождались: будяк вырос! Вы моих ребят знаете. Не хвалясь скажу: я доволен ими. А ни разу не сказал им, что они цветы жизни. С какой стати! Я их не для украшения вырастил, не для личного удовольствия и хвастовства, а для продолжения рода своего, для жизни. А жизнь, сами знаете, дело нелегкое. И когда образованная мамаша заявляет, что она хочет сделать жизнь своих детей легкой и красивой и старается для этого использовать все возможности, мне жаль не столько ее, сколько ее детей: завянут эти цветики при первом заморозке. Вот и стараются их в теплице до бороды держать, чтоб ручки не морозили работой. А я горжусь, что мои ребята труд любят, вкус к жизни имеют настоящий…

Я молча размышляю над словами старого шахтера: «Я их не для украшения вырастил, а для жизни…» Да, с детьми-цветами получается что-то не то. Андрей Иванович это чувствует интуитивно. Тепличное воспитание уводит детей от долга, ответственности, трудового смысла жизни, а приводит к дисгармонии желаемого и действительного, к неумению преодолевать трудности, когда они возникают.

—  Может, с Виктором у наших соседей не получается, потому что он один у них?—спрашиваю я у Андрея Ивановича.

—  Один, конечно, плохо,— отвечает он.— А корень, по-моему, и здесь тот же: эгоизм родительский. Себя обременять не хотят. Видите ли, дети мешают им: лишние заботы, лишние расходы.

— И знаешь, что в таких семьях в порядке вещей? — продолжал Андрей Иванович. —Баловство. Это все так в один узелок завязано! Мол, ты мне для красоты служишь, так и будь красавчик. И ему — всякие вещи, и часы, и музыку, и все! Ну, а если приглядеться —так вещи эти как откуп. На, мол, тебе, а мне жить не мешай. Я своей Аннушке сказал в свое время: «Если ты хочешь, чтобы нас дети уважали и считались с нами, все лучшее должно быть у нас». У меня, рядового шахтера, выходной костюм подчас был лучше, чем у главного инженера. И не для бахвальства, заметьте. И этим я сынов своих воспитывал, говорил: «Вырастете, станете зарабатывать, купите себе то, что нравится». Тут педагогика простая: детям надо не лучшее, а необходимое. Лучшее у них будет впереди.

 Продолжение следует…

 Основано на материале из журнала «Семья и школа»
Автор: М. МАШКИН

Ваш комментарий

Размещенные на сайте материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет, согласно Федерального закона №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".