ребёнок с ружьём
29.07.2014

Как отучить его? Часть 3.

Предыдущие публикации по теме здесь и здесь.

Как привить бережное отношение к природе, к живому?

Можно рассказывать детям о мудром равновесии природы, где ни один из ее живых отрядов не лишний — ни хищные волки, ни трусливые зайцы, ни вездесущие воробьи. Познакомить их с существованием «Красной книги», в которой поименованы исчезающие виды животных. Рассказать, как охотились Тургенев и Некрасов, как бродил по лесам и лугам тонкий знаток и ценитель русской природы писатель Пришвин…

Можно купить домой микросистему panasonic и «крутить» на ней различные аудиоматериалы о том, как надо беречь природу., звуки природы, а также музыку, которая воспитывает душу. Тем более, что данное акустическое оборудование очень высокого класса. Компактное исполнение, качественный звук, мощность, простота использования — создаются для того, чтобы с максимальным комфортом можно было наслаждаться и вникать в полной мере.

Можно рассказать. Можно слушать. Можно и нужно показывать. Знакомить с самой природой—в лесу, на реке, в горах, на болоте и во все времена года! А еще лучше—научить помогать природе.

…В детстве я тоже мечтал о ружье. Кто из парнишек не мечтает о нем! Мне ружье не покупали. А у тезки Чистякова — мы сидели на одной парте — оно было. Представляете, настоящий бердан! Точнее, ружье было отцовское, но тот позволял Борьке иногда пользоваться им.

Борька не раз приглашал меня с собой на охоту. И вот собрались, я отпросился у родных. О том, что Борька обещал дать и мне пострелять из ружья, я предусмотрительно умолчал.

Стояла золотая осень. День был яркий, солнечный. Помню шорохи притихшей рощи, шуршание опавшей листвы и запах увядания природы перед долгим сном… Борис, рослый, широкий в плечах, в высоких болотных сапогах, перепоясанный крест-накрест ремнями, вразвалку шагал впереди, зорко поглядывая по сторонам; я, чуть поотстав, за ним. Не знаю, была ли уже разрешена охота на замлев (ведь мы «шли на зайца»), о правилах охоты я не имел ни малейшего представления — всецело полагался на приятеля.

Серо-белый комок внезапно метнулся от нас — мы чуть не наступили на него. Он сидел под кустом шиповника, одиноко торчавшим на лесном прогале. Я не успел сообразить, что или кто это, как ударил выстрел, — Борис не зря похвалялся, что не проморгает. Серо-белый комок подпрыгнул как-то неловко, боком и остался неподвижно лежать на земле. С березок слетело несколько запоздавших листков.

Мы подбежали к нашему трофею… Я сказал «к нашему», хотя стрелял Борька, это была его заслуга, но я тоже принимал участие в охоте и, значит, имел право на какую-то, пусть малую, долю успеха. Мы подбежали, опять первый Борька, я — за ним…

Впервые я увидел, как убивают зайцев. До чего просто! Даже удивительно… Борис ухватил добычу за длинные вялые уши, как будто нарочно созданные для того, чтобы охотникам было удобнее брать свои жертвы и совать в ягдташ. И вдруг заяц пронзительно закричал. Он был еще жив! Мягкое, обвислое, пушистое тельце его — такое трогательное в своей беспомощности, я почти физически ощутил это — напряглось и затрепыхалось; крик походил на детский. Как будто заплакал ребенок, одиноко-жалостно, в предсмертной тоске.

Солнце закатилось, и померк день. Все чувства во мне угасли, кроме одного — острой жалости. После пришло сознание вины…

И все. Больше я не охотился. Помню крик зайца.

А теперь у меня в глазах стоит парнишка, стреляющий беззащитных пичуг под Свердловском: как отучить его?

 Основано на материале из журнала «Работница»
Автор: Борис РЯБИНИН

Ваш комментарий

Размещенные на сайте материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет, согласно Федерального закона №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".