ревнует мать
24.07.2014

«Во мне всё взбунтовалось…»

Из письма в журнал «Работница»:

«У меня украли самого близкого человека — маму. Почти пятнадцать лет мы были хорошими друзьями. Я делилась с ней всем. Но в нашу семью вошел новый человек. Мама его, наверное, очень любит, раз забыла меня. Она даже спросила, не стоит ли мне называть его отцом. Я для нее все готова сделать, но называть так совершенно незнакомого, не пришедшегося мне по душе человека… Во мне все взбунтовалось.

Мне недавно исполнилось шестнадцать. Уже два года все неудачи, которые со мной случаются, ношу в себе. Часто я не знаю, как поступить, и делаю ошибки. Но мне не с кем поделиться. Мне так тяжело сейчас! С горечью вспоминаю то время, когда мы с мамой сидели вместе теплым летним вечером и пели. Почему же она не подойдет, как раньше, не спросит: «Ну, как там у тебя?»

Когда на улице теплый вечер, они идут гулять. Им хорошо вдвоем, а мне так плохо одной! Часто думаю, может, я неправа, все преувеличиваю. Но если в каждом моем слове они видят другой смысл? У нас с отчимом часто из-за этого стычки.

Иногда вижу по маминым глазам, что ей хочется защитить меня, доказать ему, что я права, но она этого никогда не делает. Как же вернуть самого дорогого мне человека?

 Наташа, г. Верхнеудинск.

 Можно было бы позавидовать Наташиной маме — не так уж часто услышишь от взрослеющих детей столь пылкое признание: «самый дорогой, самый близкий человек». Она сумела стать для дочери большим другом, и в этом, наверное, и доброта ее, и родительский талант, и нежность, и терпимость, и труд. Ведь настоящую дружбу творят, она держится на отдаче.

И это надо ценить. Ведь в многим реальное общение заменил Интернет, который всё больше входит в нашу жизнь. Но не всё так плохо. Например, по ссылке http://fixmeet.ru/index/meeting/980 парень хочет познакомиться с девушкой, которая любит жёсткое кино, экшн и всё такое. Надеемся, что они найдут общий интерес, сходят на любимое кино и всё у них получится. В реале.

Только совсем недавно мать и дочь были подружками. Делились видимо всем, вплоть до одежды и косметики.

Можно было бы позавидовать. Но многие глаголы признания облачились в пугающую форму прошедшего времени: «делилась с ней всем», «были самыми хорошими друзьями»… Наташино письмо не откроет, видно, матери ничего нового: без него она чувствует, как замыкается в себе, ускользает от нее дочь. И, наверное, мечется сейчас в смятении. Разве думала она, что полнота счастья — в ее жизни теперь не только Наташка, но и еще один любимый человек, муж,— обернется такими тяжкими минутами?

Если бы мы сидели сейчас с Наташей глаза в глаза, она, наверное, не стала бы меня дальше слушать, перебила бы нетерпеливо и возмущенно: «Вы что, заодно с ними? Вы действительно ничего не понимаете? Это мне, не маме, мне тяжело сейчас!»

Но мы же еще не начали с тобой говорить. Вот теперь здравствуй. Здравствуй, Наташа. Сразу же одно условие, обоюдное — не полыхать, иначе мы действительно друг друга не поймем. А нужно во многом разобраться, и прежде всего — в тебе, в том, что с тобой происходит.

 Продолжение следует…

 Основано на материале из журнала «Работница»
Автор: Т. АЛЕКСАНДРОВА

Ваш комментарий

Размещенные на сайте материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет, согласно Федерального закона №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".